27.02.2015

Андрей Тюрин, генеральный директор страховой компании ERV (Европейское Туристическое Страхование) – о проблемах нового туристического законодательства и необходимости расширения страховых услуг.

tyurin.jpg

- Вот уже несколько месяцев продолжается обсуждение поправок в Закон о туристической деятельности. Как вы оцениваете возможные изменения и что считаете необходимым предусмотреть?

- С одной стороны, процесс очень затянулся, промедление с его принятием лишает участников рынка долгосрочных ориентиров в своей деятельности. С другой стороны, в этом есть и положительный момент: если бы закон был принят в том изначальном виде, котором он был предложен в конце осени или даже в феврале, это бы сильно нарушило функционирование всего механизма туриндустрии. На мой взгляд, и Министерство культуры, и Ростуризм не до конца осознавали, куда этот закон может привести отрасль.

Думаю, что эти задержки вызваны реакций рынка на начальные предложения законодателей, той негативной реакцией на некоторые положения законопроекта и многочисленными поправками, предложенными туристическим бизнес-сообществом. Сейчас мы видим много позитивных моментов: все убедились, что механизм «Турпомощи» сработал, и несмотря на имеющиеся замечания, его решено оставить. Наконец-то решили вопрос с обратными билетами, хотя ситуация длилась уже много лет, и бизнес неоднократно поднимал вопрос о незаконности отказов перевозчиков в возврате туристов. Каким-то чудом сейчас операторов услышали. Мне кажется что это – самое большое достижение. Теперь, при обязательном обратном билете и небольшом расширении полномочий «Турпомощи», процентов 30-40 проблем туристов снимутся. У клиента нет той незащищенности, когда он оказывался выброшенным из отеля и оставался один на один со своими проблемами, без денег и без какой-либо поддержки. Пока остается открытым вопрос с теми, кто оплатил тур, но из-за проблем оператора не смог поехать.

Мы изначально понимали, что законопроект направлен на усиление ответственности участников рынка, но мне кажется, здесь перегнули палку – ведь помимо увеличения финансового обеспечения - банковских гарантий или страхования ответственности - ввели дополнительный фонд, теперь разговор идет еще об одном. Но задумывался ли кто-нибудь: откуда сейчас, во время кризиса, у операторов появятся для этого дополнительные средства?

Изначально, на мой взгляд, законодатель предполагал, что оператор должен прогарантировать 100 % своей ответственности, а турист, соответственно, получить полную компенсацию за неполученную или недополученную услугу. Но это противоречит всякой логике и мировой практике – такого нигде в мире нет. Да и в нашей стране, скажем, в банковской сфере, никто и никогда не гарантирует 100 % возмещения средств в случае банкротства банка. Если законодатель хочет ввести такую норму, это может быть сделано только на государственном, а не на бизнес-уровне.

Фактически, мы говорим о неком аналоге Агентства страхования вкладов (АСВ). Все понимают, что потерять свой банковский вклад для человека не менее трагично, чем потерять деньги за путевку. И почему такой акцент сделан именно на туристической деятельности – мне не понятно. То, что есть лимит ответственности в банковской сфере – к этому все привыкли и это не вызывает вопросов, все научились рассчитывать свои риски.

Многие убедились, что разом решить накопившиеся проблемы невозможно. Взять, к примеру, близкий нам опыт банковского или страхового бизнеса: вспомните, сколько было проблем в этих секторах, скажем, лет 20 назад. Вот сколько лет потребовалось, чтобы сейчас мы могли констатировать, что эти отрасли наиболее прозрачные, подконтрольные и прогнозируемые. И даже при этом от банкротств никто не застрахован, и здесь на выручку приходят фонды: АСВ у банков, в страховом деле – фонд РСА, к примеру.

То, что такой фонд необходим в туристической отрасли – сомнений уже нет. Вопрос – на какие цели он будет расходоваться, и какой объем финансирования от участников отрасли он потребует.

Мы, ERV, как компания, специализирующаяся на туристическом страховании, за последние полгода много раз выступали консультантами, проводили расчеты, какова должна быть емкость такого фонда, сколько должно быть участников, каково время, необходимое для его наполнения.

Одно можно сказать точно - страховщики выступили единым фронтом против вмененного страхования по фингарантиям. Мы проанализировали всю практику за последние восемь лет, с момента принятия действующего закона, накопленную статистику и поняли, что риски – непрогнозируемы. Вот простейший пример. Изначально речь шла о страховании от банкротства, на деле же стали предъявляться иски и при приостановке деятельности по непонятным причинам, которые никем и никак не прописаны. Начало этому было положено уже в конце 2008 года, когда заявил о «временной приостановке деятельности до марта» оператор «Вояж-Люкс». Начались суды, и решением суда эта «приостановка» была признана страховым случаем. Так возник прецедент, и в дальнейшем суды руководствовались уже прецедентным правом при вынесении решений о компенсации при любом неисполнении оператором своих обязательств, неважно: было ли признание банкротства или нет. В прошлом году многие закрывшиеся операторы воспользовались этой возможностью, чтобы прикрыть свои собственные просчеты: неумение спрогнозировать объемы, а часто и просто кассовые разрывы. А были и такие игроки, которые прямо заявляли: мы не банкроты, мы просто приостанавливаем деятельность, а для компенсаций «включаем» страховку. «Включаем»! Как будто страховая компания – это стоп-кран, захотел – нажал!

По сути уже тогда, в 2007 году, при принятии нового закона были заложены противоречия: с одной стороны, увеличивалась ответственность операторов, с другой - отсутствовал механизм проверки надежности компаний, их финансовой устойчивости. Отсутствовала система регулирования рынка, и в нынешних поправках роль регулятора, контролирующей инстанции по-прежнему не видна. А такой ситуации гарантировать ответственность компаний невозможно.

Мы не сторонники репрессивных мер, но когда в последние полгода ужесточился контроль над отраслью со стороны следственных органов, количество желающих уйти с рынка просто так, без объяснения причин, переложив свои обязательства на страховщиков, резко сократилось.

Сейчас много разговоров вокруг единой базы электронных путевок – якобы она может стать важным элементом контроля рынка. Сразу оговоримся – мы обеими руками за электронные путевки, сама жизнь подталкивает к этому – существуют же электронные билеты, электронные страховые полисы и т.д. Но создание электронных путевок и единой базы не может служить панацеей само по себе. Даже если все операторы будут сгружать туда все данные, кто будет работать с такими объемами информации? Кого и как можно контролировать с их помощью?

Важно, что рынок в целом поддержал позицию страховщиков в этом вопросе, понимая те проблемы, с которыми мы столкнулись. И на этом фоне странной кажется позиция Ростуризма, который считает, что страховщики могут и впредь предоставлять фингарантии операторам. При этом ссылаются на тот факт, что за последнее время несколько страховых компаний, никогда до этого не замеченных на туристическом рынке, стали активно предлагать свои услуги и уже набрали несколько десятков договоров с ответственностью свыше миллиарда рублей. При этом закрывают глаза на то, что у этих страховщиков нет никакого механизма перестрахования, а самостоятельно удерживать миллиардные риски просто нереально. Вспомните историю того же «Восхождения» - в результате деятельности этого страховщика большинство пострадавших туристов рискуют остаться вообще без какого-либо возмещения ущерба.

- Предположим, новое законодательство по-прежнему будет содержать положение об обязательных фингарантиях. К чему это приведет? Можно ли обязать страховщиков заключать такие договора?

- Нет, это добровольный вид страхования. Вообще, налицо возникнет юридическая коллизия: обязанность операторов получать фингарантии (причем на более крупную сумму!) сохранится, но ни страховщики, ни банки такие гарантии выдавать не готовы и не будут. Прибавить к этому еще и фонд персональной ответственности операторов, минимальный взнос в который, по замыслам законодателей – 30 млн. рублей, и мы получим ситуацию, при которой деятельность большинства ТО станет невозможной, по крайней мере - нелегитимной.

Как альтернатива предлагается страхование каждой индивидуальной путевки. Этот путь нам также кажется тупиковым: пока мы не сможем просчитать риски банкротства каждого отдельного оператора, мы не будем в этом участвовать. Да, сейчас пара страховых компаний в экспериментальном порядке предлагает на добровольной основе этот вид страхования, но рынок в целом не поддержал эту инициативу: помимо уже сказанного, это, по сути, дискредитирует операторский рынок. Оператор будет, таким образом, фактически говорить туристу: «купи страховку от моего банкротства». Нонсенс! И опять же, при страховании каждой путевки речь будут идти о рисках на миллиарды рублей – никто из страховщиков такую ответственность на себя не возьмет.

- Что в этом случае останется в зоне ваших интересов в туристическом страховании?

- Прежде всего – это добровольное страхование путешествующих всех категорий: медицинское, сохранности багажа, от невыезда – тех рисков, которые возникают во время поездки. Это основа нашего бизнеса по всему миру. Для нас страхование ответственности операторов вообще не было приоритетным видом, это не очень интересный бизнес, здесь нет прибыли, нет развития, новых продуктов…. Но все же у нас есть в портфеле договоры и по фингарантиям с теми туроператорами, которых мы можем проверить, отчетности которых мы доверяем и в надежности которых не сомневаемся. Сейчас на рассмотрении поправки к 132 ФЗ о страховании выезжающих за рубеж, согласно которым на туриста будет возложена обязанность самому оплачивать медицинские услуги, а также услуги по транспортировке и репатриации на родину, если он не оформил договор страхования. Государство за него ответственности нести не будет. Этот законопроект, несомненно, усилит роль и значимость страхования в выездном туризме.

И еще очень важный аспект: очень много разговоров идет о росте интереса к внутреннему туризму, об этом же свидетельствует и статистика. Но при этом не надо забывать, что возможности ОМС тоже не безграничны. В Крыму, например, оно еще не введено, а люди туда уже едут, да и на Черноморском побережье возможности бесплатной медицины ограничены. Поэтому нужно всячески распространять добровольное медицинское страхование и на внутренние поездки. Опыт других стран только подтверждает необходимость таких услуг. Полис ОМС имеет весьма ограниченное действие и не покрывает, например, транспортировку для долечивания и реабилитации. У нас такие продукты всегда присутствовали в ассортименте, но именно сейчас мы заметили резкий рост интереса к ним как со стороны индивидуальных туристов, так и со стороны операторов. Мы абсолютно готовы к увеличению объемов этих услуг, у нас есть надежный партнер – сервисная компания, у которой заключены договоры с достаточным количеством медицинских учреждений по всей России, включая Крым, и странам СНГ. К открытию MITT мы подготовим специальный продукт для внутреннего туризма, с которым будем знакомить всех участников рынка, и прежде всего – агентства. Ведь известно, что именно к ним в первую очередь обращаются за помощью туристы в любых непредвиденных случаях. И от того насколько качественно агенты могут обезопасить своих клиентов от возможных неприятностей, явных или скрытых, зависит удовлетворенность туриста поездкой, его лояльность и возвратность. 

Источник http://tourinfo.ru/node/30168